Спасённый воронёнок привел всю стаю, чтобы попрощаться!

Было это почти пятьдесят лет назад. Я, пацан десяти или одиннадцати лет, проводил летние каникулы, как и предыдущие годы, на даче, под присмотром бабушки и дедушки. Дачная жизнь мне нравилась. Там было нескучно! Походы в лес по грибы, ловля ротанов в местном прудике, игры в пинг-понг и бадминтон с друзьями — время пролетало быстро.

Кроме приятелей, была у меня и подруга, моя ровесница. Звали её Наташа. Её участок располагался минутах в трёх-четырёх ходьбы от моего. Мы хорошо ладили и довольно много времени проводили вместе — ловили бабочек, резались в подкидного дурака и канасту.

Как-то раз я собрался к подруге в гости. Подойдя к её участку, я крикнул несколько раз “Наташа!” и начал ждать, когда мне откроют. Через короткое время калитка отворилась. Вид у Наташи был таинственный. «Пойдём, чего покажу!», — потянула она меня за собой. Мы подошли к дому, миновали главный вход и зашли с тыльной стороны.

Там находилось небольшой площади помещение, имевшее отдельную дверь наружу. Помещение это называлось хламушником. Оно служило для хранения разного садового инвентаря — лопат, граблей, вил, самодельной тачки с деревянным корпусом. Кроме того, там валялись разного размера древесные обрезки, а также вышедшие из употребления предметы вроде проржавевшего насквозь корыта, выбросить которые не доходили руки. Свободного пространства в комнате было совсем мало.

«Заходи, только быстро, и сразу дверь закрывай!», — скомандовала Наташа. Мы проскользнули внутрь. В комнате было только одно небольшое окно, а потому там было темновато даже днём. Когда мои глаза привыкли к слабому освещению, я увидел, что в комнате, прежде свободной от чьего-либо постоянного присутствия, теперь появился жилец — птенец вороны. Размером он почти не уступал взрослой птице, а его юный возраст выдавали короткий хвост да некоторая общая взъерошенность.

Птенец этот был подобран Наташей накануне прямо на участке. Взрослых птиц поблизости видно не было, а потому подруга решила, что птенец потерялся и без человеческой опеки пропадёт. Как мы его назвали, я за давностью лет уже не помню. Пусть это будет Каркуша.

Теперь у нас появилось новое занятие — забота о воронёнке. Птенец на удивление быстро привык к нам. Он уже на второй день перестал дичиться и начал брать корм прямо из рук. Человеческой пищи мы ему не давали. В ход шли разные ползающие, прыгающие и летающие беспозвоночные, которых удавалось раздобыть на участке и прилегающей к нему территории.

Аппетит у Каркуши был отменный! Особенно любил он червей, которые поглощались им в количествах, близких к неограниченным. Год был, на его счастье, сырой, и набрать червей труда не составляло. Они во множестве водились в имевшейся на участке перегнойной куче.

Летать Каркуше было негде, но он всё-таки тренировал крылья, периодически принимаясь размахивать ими, сидя на месте.

Миновало несколько дней, и Каркуша начал нам надоедать. Мы решили, что он достаточно окреп для того, чтобы начать самостоятельное существование. Мы вынесли птенца наружу и подбросили его в воздух. К нашей радости, он не упал, а полетел и, плавно набирая высоту, скрылся среди деревьев. Нам было и радостно, и немного тревожно: приживётся ли он на воле?

Прошло ещё дня три. Мы с Наташей занимались чем-то на моём участке. Вдруг со стороны прилетело несколько ворон. Они расселись на ёлках и соснах довольно невысоко, так что их можно было разглядеть. «“Смотри, вон та ворона — это Каркуша», — указала Наташа на одну из птиц. На мой взгляд, вороны ничем не отличались друг от друга.

«Нет, это точно он», — обиделась подруга. «Каркуша, Каркуша», — позвала она. Именно та птица, на которую она указывала, взмахнула крыльями и спланировала подруге на плечо. Это был действительно Каркуша! У него имелся небольшой дефект — не хватало пера на одном из крыльев, и когда он полетел, это стало видно.

Каркуша топтался у Наташи на плече, а она стояла неподвижно, боясь спугнуть птицу. Так прошло около минуты. Потом стайка снялась, и Каркуша улетел вместе с остальными воронами. Больше мы его не вдели, но за его судьбу уже не опасались.

Когда я бываю на участке и слышу там вороньи крики, то вспоминаю Каркушу. Уж не его ли потомки подают голоса?

Автор: Ф. Аберкас.

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Спасённый воронёнок привел всю стаю, чтобы попрощаться!